Tags: Леонид Фёдоров

Рок-меломан

58. АУКЦЫОН – "Как я стал предателем" (1988)



1. МАЛЬЧИК КАК МАЛЬЧИК

2. ОХОТНИК

3. ПОЛЬКА (СОСЁТ)

4. ОСКОЛКИ

5. ВЕЧЕР МОЙ

6. ЛИЗА

7. БОМБЫ

8. НЭПМАН

9. ЛЕТИ, ЛЕЙТЕНАНТ

10. НОВОГОДНЯЯ ПЕСНЯ




Леонид Фёдоров – вокал, гитара, клавишные
Дмитрий Матковский – гитара, гавайская гитара, ситар
Виктор Бондарик – бас-гитара
Дмитрий Озерский – клавишные
Николай Рубанов – тенор- и сопрано-саксофон, сопилка
Игорь Черидник – барабаны, перкуссия
Павел Литвинов – перкуссия
Олег Гаркуша – вокал
Евгений Дятлов – вокал, скрипка

Музыка: Леонид Фёдоров и «АукцЫон»
Тексты: Дмитрий Озерский, кроме: 3, 7 – Олег Гаркуша; 5 – автор неизвестен

Записано в Ленинграде (студия ЛДМ) в мае 1988 года;
«Бомбы» и «Лети, лейтенант» сведены в Ленинграде Леонидом Фёдоровым и Михаилом Раппопортом;
Остальные песни сведены в феврале 1989 года Патриком Клерком, Жоржем Мойя и Жаном Такси на «Studio du Val d`Orge»;
2-ой премастеринг: «Master & Servant», Гамбург
Оформление: Кирилл Миллер
Первое официальное издание альбома: «Volya Productions» (Париж), 1989 г.

В апреле 1989 года во Франции прошёл 13-й фестиваль популярной музыки «Printemps de Bourges» («Весна в Бурже»), в рамках которого состоялось выступление трёх советских рок-групп: «Кино», «Звуки Му» и «Аукцион» (тогда ещё без дерзкой «Ы» в названии). Со стороны организаторов было крайне авантюрным шагом привезти именно эти команды, поскольку, во-первых, наши чиновники планировали к отправке за границу совсем других, более заслуженных с их точки зрения музыкантов, а во-вторых, не во Францию, а в Германию или, на худой конец, в США. Осуществить приглашение по каналам министерств культуры не получилось, и только когда тогдашний министр иностранных дел Франции Ролан Дюма применил дипломатические рычаги, надавив на своего советского коллегу Эдуарда Шеварднадзе, французские гастроли были высочайше одобрены. Никто не мог и предположить, что шоумен «АукцЫона» Владимир Весёлкин подложит и без того навздрюченным чиновникам бомбу, привычно оголив во время исполнения группой песни «Нэпман» ягодицы и показав ошалевшим от восторга французам голую попу. Результат не заставил себя долго ждать: сразу в двух газетах, «Комсомольской правде» и «Советской культуре» по следам скандального «аукцыоновского» выступления были опубликованы возмущённые статьи. В «Комсомолке» корреспондент Н.Долгополов так освещал хронику событий: «…Стараясь набрать популярность, совсем необычный путь к всефранцузскому признанию избрал «Аукцион». Двое его артистов раздеваются на глазах у публики. Заключительная сцена сеанса мужского полустриптиза выглядит так: сброшена верхняя одежда и демонстрируется трико с кокетливым бантиком. Элементы стриптиза были умело продемонстрированы и в телевизионном сюжете, посвященном гастролям. Тут «раздев» шёл на фоне бассейна, зато размножаясь в миллионах телеэкземпляров». Материал был назван «ПОП-музыка?» и имел подзаголовок: «Блеснуть мастерством оказалось сложно. И тогда блеснули безвкусицей…». Иллюстрацией служила тематическая карикатура. Что касается более серьёзной статьи К.Молчановой в «Советской культуре», называвшейся «КАК РАСПРОДАЁТ СЕБЯ «АУКЦИОН», то её сопровождал не оставлявший сомнений снимок из фотохроники ТАСС и проводилось целое расследование – мол, с чьей же помощью выехал на зарубежные гастроли «Аукцион»? В конце заметки автор взывала к чувству собственного достоинства исполнителей, к их же чувству меры и вкуса и поднимала вопрос о личной ответственности за содеянное. Весёлкин был вынужден письменно обратиться в обе редакции, те вяло пытались сохранить лицо имитацией каких-то извинений или их отсутствием, за группу вступились известные в Ленинграде деятели культуры… А вскоре Весёлкин в точности повторил свой скандальный трюк — уже в эфире бешено популярной отечественной телепрограммы «Музыкальный ринг», что уж вообще по советским меркам не лезло ни в какие ворота!



Короче, такая вот движуха по обе стороны приподнятого со скрипом «железного занавеса» сопровождала выход в Париже на независимом лейбле «Volya Productions» первой официальной пластинки группы «АукцЫон», названной «Как я стал предателем» и выпущенной в родном Ленинграде годом раньше в виде концептуального магнитофонного альбома. Ну, а я, будучи московским школьником, впервые увидел и услышал «АукцЫон» в фильме Валерия Огородникова «Взломщик». Группа исполняла песню «Книга учёта жизни», и эта песня, которую не задвинули на второй план даже суперхиты «Алисы», мгновенно завладела моим сердцем. На дворе стоял 1987 год. Вскоре на экраны вышел документальный фильм Алексея Учителя «Рок», одним из героев которого являлся Олег Гаркуша (помнится, его в ту пору чаще называли Слюнь) – и это позволило взглянуть на эту угловатую, какую-то по-скоморошьему дикую группу, близкую к мифическим и знакомым лишь по записям «Странным играм», уже с бытовой точки зрения: вот Гаркуша крутит плёнку в ленинградском кинотеатре «Титан» и рассуждает о своей социальной роли, вот забирает из роддома жену с ребёнком, вот вместе с группой выступает перед заключёнными... При этом, как-то само собой сложилось устойчивое мнение, что именно Гаркуша, и никто иной, поёт (а заодно и пляшет) в «АукцЫоне».



Корректировку уже позже внесли снятые в 1988 году видеоклипы, где очень ярко был представлен обаятельный Леонид Фёдоров, зафиксированный в одних и тех же круглых чёрных очках, которые впоследствии, как пресловутая «сатанинская бутылка», мистическим образом перекочевали к лидеру «Гражданской Обороны» Егору Летову. К 1988 году в багаже «АукцЫона» имелось две программы, «Вернись в Сорренто» и «В Багдаде всё спокойно», и при этом не было записано ни одного альбома (имелись лишь разрозненные записи, из которых впоследствии будет составлен не лишённый шарма «первый» студийный релиз «Вернись в Сорренто»). Студийная запись второй программы не была доведена до конца: летом 1987 года группу покинул вокалист Сергей Рогожин, который ушёл в далёкий от рок-эстетики ансамбль «Форум» (в этой связи бытует не совсем верное мнение, что придуманный Гаркушей после просмотра какой-то шпионской телепередачи концепт «Так я стал предателем» напрямую связан именно с уходом Рогожина). В качестве подмоги лишённому лидерских амбиций Фёдорову и харизматичному, но неважно поющему «талисману группы» Гаркуше был приглашён артистичный певец и скрипач Евгений Дятлов, ранее игравший в харьковской группе «Отражение» и сочинявший собственные песни. В мае 1988-го в студии ЛДМ при его активном участии был записан, по сути, первый студийный релиз «АукцЫона», называвшийся на начальной стадии «Мальчик как мальчик». В процессе работы название удлинилось до «Мальчик как мальчик, или Так я стал предателем». Запись была изобретательно нашпигована всякими чередующимися с песнями вставными фишками, вроде привязанной к «Осколочному сну» (именно так называлась песня, впоследствии ставшая называться «Осколки») фразы «Выводят» в связи с назревшим выводом советских войск из Афганистана, миниатюрой «Буль» после «Польки», шумелками «Пу-БРМ-П I» и «Пу-БРМ-П II» в начале и в конце номера «Бомбы и демонстрации», каламбурной и более чем уместной пародией на Кейт Буш с её «Babushka» (номер «Гаркушка» сразу после «Лети, лейтенант») и завершающей магнитоальбом «Музыки для пения» (инструментальная версия «Охотника») — в самом конце записи. В 1989-м году в Париже лейбл «Volya Productions» выпустил альбом на всех имевших хождение звуковых носителях, при этом почти все межтрековые фишки были вырезаны, альбом по ошибке «аукцыоновского» художника Кирилла Миллера был переименован из «Так я стал предателем» в «Как я стал предателем», а вследствие этого и песня «Так я стал предателем», изначально составлявшая концептуальное целое с треком «Мальчик как мальчик», получила не порождающее негативных ассоциаций название «Новогодняя песня». Французские звукоинженеры пересвели альбом, значительно улучшив качество записи и тем самым существенно облегчив работу последующим издателям релиза уже в России.



С участием Евгения Дятлова альбом вышел мозаично разноголосым: певец целиком исполнил песни «Охотник» и «Лети, лейтенант», дуэтом с Фёдоровым – «Новогоднюю песню», а в «Польке» (она же – «Сосёт») сыграл на скрипке. «Мальчик как мальчик», «Сосёт» и «Бомбы» незабываемо озвучил Олег Гаркуша, а вокал в остальных треках принадлежит Леониду Фёдорову. Сразу после V Ленинградского рок-фестиваля Дятлов покинул «АукцЫон», став фронтменом группы «Присутствие», а позже сделал успешную карьеру в театре и кино. Уже после выпуска магнитоальбома пропавший на некоторое время из моего поля зрения «АукцЫон» триумфально вернулся на телеэкраны с драйвовыми видеоклипами «Нэпман», «Осколки» и «Полька» (помню, как вылавливал из телепередач и смотрел все три не отрывая взгляда – настолько видеоряд завораживал и заряжал позитивом), а осенью 1988-го, благодаря аудиозаписи концерта памяти Александра Башлачёва, стала известна и исполненная там в предельно нервной обстановке из-за организаторской неразберихи остросоциальная песня «Бомбы». Так «АукцЫон» уверенной поступью вошёл в ряды самых ярких отечественных рок-групп, пребывая в этом статусе до сих пор.



В заключение разговора – несколько слов об упомянутой только что острой социальности. «АукцЫон», при всей склонности к парадоксальности и абсурдизму авторов текстов Дмитрия Озерского и Олега Гаркуши с самого начала имел в кармане эту самую фигу, нашедшую канонический визуальный образ на обложке «Как я стал предателем». Вспомним самые ранние хиты «Деньги – это бумага» и ту же «Книгу учёта жизни», да и фактически всю программу «В Багдаде всё спокойно», нашедшую студийное воплощение в 1989 году. На «Предателе» же удар по болевым точкам заспанного советского общества получился особенно болезненным (а как ещё можно было достучаться до спящих мёртвым сном сограждан?), достаточно вспомнить хотя бы несколько фрагментов, вроде: «красный стрелок, да, он одинок, да, он мёртвый…», «бомбы развозят, трубы дымятся, каждый к чему-то хочет прорваться», «сон, приснилось мне, что я воюю в чужой стране», «дети в сугробах шумно играют в Афганистан, я через двор не пойду…», «теперь в милиции эстеты, что было раньше – то прошло, теперь на рынке пистолеты по девять семьдесят кило», «ну что нам СПИД, да мало ли чем я хворал», «выходят дамы из машин в сопровождении грузин»… Неспроста на изрядно политизированном фестивале «Рок против террора», прошедшем в Москве 6 апреля 1991 года, «АукцЫон» исполнил «Осколки» и «Лети, лейтенант» — песни именно с записанного тремя годами раньше и невероятно популярного в народе «Предателя». И вот, что касается такого, казалось бы, насквозь политизированного и социального альбома, то даже относительно всех остальных «аукцыоновских» программ, включая шедеврального «Бодуна» (которому мы уже в своё время воздали должное) и эпохальную «Птицу» (разговор о которой мы, даст Бог, ещё поведём в будущем), то он, на мой вкус, слушается намного легче (читай – позитивнее) и обладает совершенно определённым вкусовым ощущением, к которому хочется возвращаться вновь и вновь – вне зависимости от окружающих условий и повестки дня. Важнейший альбом в истории отечественной рок-музыки, содержащий в себе все плюсы и минусы своего крылатого и, по сути, мифического уже времени. Реальный документ эпохи. Смотришь сейчас архивные видеоклипы 1988 года, слушаешь все эти свободолюбивые песни, исполненные с лукавым прищуром, и в контексте первоначального названия альбома вспоминаешь известную фразу из романа Максима Горького «Жизнь Клима Самгина»: «Да был ли мальчик-то, может, мальчика-то и не было?». И истово кричишь: «Был!». Но, крик, как и в случае с героем Горького, гулко оседает где-то внутри. Слишком уж сильно всё изменилось с конца восьмидесятых. А с другой стороны, как будто вообще ничего не изменилось. Такой вот, чёрт возьми, предательский парадокс.




АУКЦЫОН – «КАК Я СТАЛ ПРЕДАТЕЛЕМ» (1988). ССЫЛКИ И ДОКУМЕНТЫ:

Альбом «Как я стал предателем» для бесплатного прослушивания

А.КУШНИР – «100 магнитоальбомов советского рока» («Как я стал предателем»)

Информационные материалы об альбоме «Как я стал предателем» (ресурс "Время Z")

Уникальный дневник Владимира Весёлкина о событиях в жизни группы «АукцЫон» (1987-1992 гг.)

М.МАРГОЛИС – "«АукцЫон»: Книга учёта жизни" (полный текст книги с фотоматериалами)

А.БУРЛАКА – История группы «АукцЫон»

Советская печатная пресса – о группе «АукцЫон» (материалы 1989-1992 гг.)

Выходные данные и тексты всех песен альбома «Как я стал предателем»




«НОВОГОДНЯЯ ПЕСНЯ»

(Дмитрий Озерский)

Дети в сугробах шумно играют в Афганистан.
Я через двор не пойду.
Электрики вешают красные гирлянды в саду.
Синие флаги на ветру.
Поутру Новый год - всё снова.
Снова, снова все танцуют, все играют в снежки.
Взвожу курки –
Так я стал предателем...

Дальние страны шлют телеграммы - рады за нас.
Только они – далеко.
На улице очередь длинная, хотя ещё час.
Танец метели, на дворе всё зима,
И уже полвека
Вьюга, вьюга, ожидание долгожданной весны.
Но это – сны.
Так я стал предателем...

Был я случайно в нынешней чайной,
Понял секрет:
Нас просто нет, вот беда.
И в принципе, не было, видимо, вообще никогда.
Синие флаги, витражи, миражи...
Как же жить, что делать?
Снова, снова всё вернётся в этом Новом году.
А я уйду –
Так я стал предателем...


Рок-меломан

8. АУКЦЫОН - "Бодун" (1991)



1.В НЕЛЮДИ

2.ДЕНЬ ПОБЕДЫ

3.УШЛА

4.СИРОТА

5.СЛОН

6.ФА-ФА-ФА

7.WARUM?

8.ЛЁТЧИК

9.ПЕСНЯ ПРО СТОЛБЫ

10.ЗИМА

11.ОТЛЮБИЛ




Леонид Фёдоров – вокал, гитара
Дмитрий Матковский – гитара
Виктор Бондарик – бас
Дмитрий Озерский – клавишные
Николай Рубанов – саксофоны
Борис Шавейников – барабаны
Павел Литвинов – перкуссия
Олег Гаркуша – вокал

Музыка: «АукцЫон», тексты: Дмитрий Озерский
Звукорежиссёр – Олег Сальхов
Звукоинженер – Михаил Раппопорт

Записано на студии SNC в 1991 году.

Получалось так, что каждый предыдущий альбом «АукцЫона» оставлял впечатление засчёт отдельных «ударных» треков, которые создавали в процессе прослушивания некую обволакивающую, уникальную в своём роде атмосферу «сентиментального карнавала», присущего данной группе. Так было после дебютного «Вернись в Сорренто» («Чудный вечер», «Книга учёта жизни», «Волчица», «Женщина», «Деньги – это бумага»), после хлёсткого и освежающего «Как я стал предателем» («Мёртвый охотник на мёртвых», «Сосёт», «Осколки», «Нэпман», «Лети, лейтенант»), после самого непрочувствованного мной и не близкого мне «В Багдаде всё спокойно» (пожалуй, только «Жертвоприношение» и «Тоска») и даже после великолепного, но всё же немного перегруженного альбома «Жопа» («Колпак», «Пионер», «Самолёт», «Любовь», «Вру»)… Впрочем, изначально «Жопа» называлась «Дуплом», и именно после пластинки «Дупло» («Эрио», 1990) «АукцЫон» победоносно вернул свои, утраченные было в самом конце 80-х позиции в списке моих меломанских интересов.

Альбом «Дупло» на стыке десятилетий продавался где только можно, песни из него имели щедрую ротацию на независимых радиостанциях (как тут вновь не вспомнить добрым словом легендарное радио «SNC»!), и кто знает – ринулся бы я с таким энтузиазмом искать весной 1992-го только что выпущенный диск «Бодун», если бы не «вкусная» (а на «SNC» по-другому и не умели) раскрутка «Дупла» (читай – раскрутка воспрянувшего из пепла пост-перестроечных битв «АукцЫона»). В общем, уже было поздно и незачем взывать: «Остановите самолёт, я слезу!» - ибо метафизический Лётчик с лицом, подозрительно похожим на лицо Велимира Хлебникова, уже вновь стремительно набирал недосягаемую высоту.

Грампластинку «Бодун» я приобрёл в Доме Книги на Новом Арбате, где на втором этаже в ту пору функционировала неплохая рок-точка. Ничто, даже отсутствовавшая в релизе по понятным причинам «Песня про столбы», не оказало абсолютно никакого негативного влияния – «Бодун» я воспринял всецело, сразу и навсегда. Позже включил песню «Слон» в самодельный 90-минутный сборник лучших песен с пластинок, купленных в 1992 году.

В 1998-м году фирма «Manchester Files» (СПб) издала в едином оригинальном оформлении «Полное собрание сочинений» группы «АукцЫон» (10 кассет и 2 плаката): было интересно и забавно вытащить из приобретённого на "Арбатской" синего картонного чемоданчика несколько изменённую (во всех смыслах) версию своего самого любимого «аукцыоновского» альбома:



Ещё с альбомом «Бодун» у меня прочно ассоциируются легендарный фестиваль «Рок против террора» (УДС «Крылья Советов», 6 апреля 1991) и первый концерт «АукцЫона» в «Программе А» (1993). Компакт-диск с шикарным переизданием ("Moroz Records", 2000) купил на "Горбушке" в мае 2002-го. Что касается песен из «Бодуна», то каждая из них «тащит» за собой настолько обширный ворох личных воспоминаний и ассоциаций, что стоит, пожалуй, ограничиться лишь неминуемым возвращением к Хлебникову и в финале этого обзора полностью привести текст его стихотворения «Кто?» (1922). Для меня этот текст – прямая, давняя и самая близкая ассоциация с «АукцЫоном», и, в особенности – с представленным сегодня альбомом. Судите сами:

Парень
С слоновьим затылком
И нежными и добрыми громадными неловкими ушами
Выпятил вперёд,
Свесив губу, как слово «так!»,
Свой железный подбородок
Вождя толп,
Прёт вперёд и вперёд, и вперёд!
С весёлыми глазами
Крушения на небе лётчик,
Где мрачность миров осыпана
Осколками птицы железной,
Весёлой птицы осколками.
И слабыми, добрыми губами.
Богатырь с сажень в плечах –
Кто он?
Бывало, своим голосом играя, как улыбкой,
Он зажигает спичку острот
О голенище глупости.




АУКЦЫОН – «БОДУН» (1991). ССЫЛКИ И ДОКУМЕНТЫ:

Альбом «Бодун» для бесплатного прослушивания

Н.РУБАНОВ и А.МАЛЮКОВ - «Ночные посиделки, или Неполная история "АУКЦЫОНА"» (1998). Часть четвёртая - альбом «БОДУН»

К. РОЖДЕСТВЕНСКАЯ - Рецензия на компакт-диск «Бодун»

«БОДУН» в списке 50 лучших альбомов 1980-2001

Подборка материалов печатной прессы о группе «АукцЫон» (архив 1991-97 гг.)

Тексты песен, вошедших в альбом «Бодун»



«ЗИМА»

(Дмитрий Озерский)

То ли солнце мне не светит,
То ли дети, то ли не даёт.
То ли весел, то ли вечер,
То ли ветер, то ли самолёт.
Как из тучи – я невезучий,
Лето излечит, осень научит май…
Лето лечит, осень канючит,
Я невезучий,
Радость моя, прощай.

Был бы я не светел,
Заварил бы зелье,
Может, ты заметил –
У меня веселье…

У меня зима зимует,
У меня зима ворует,
За меня зима целует,
У меня зима…

То ли месяц в небе злится,
Мне не спится,
Значит, не сезон.
То ли вьюга веселится, то ли птицы,
То ли полигон.
Я живучий, но невезучий,
Выпадет случай, лето сведёт с ума.
Лето лечит, осень канючит,
Я невезучий,
Радость моя, зима.

На моём оконце
Гнёзда вьют метели,
У тебя есть солнце,
У меня веселье…

У меня зима зимует,
У меня зима ворует,
За меня зима целует,
У меня зима…

То ли весел, то ли вечер,
То ли ветер, то ли самолёт.
То ли солнце мне не светит,
То ли дети, то ли не везёт…